Приветствую Вас Гость!
Четверг, 21.06.2018, 06:30
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наши НОВОСТИ

Конкурс

Учитель географии

Учитель географии

Мини-чат

Для добавления необходима авторизация

Форма входа

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Поиск

Рекомендую:

Гости сайта



free counters
Free counters

Наша кнопочка

Учитель географии

Каталог статей

Главная » Статьи » В мире интересных фактов » Имена и события

Эрнест Генри ШЕКЛТОН
    Но было ещё и второе судно - "Аврора" - так называемый отряд Моря Росса...
    Главой отряда Моря Росса стал Энеас Макинтош, безуспешно попытавшийся убедить Адмиралтейство предоставить ему военных моряков. Данный отряд рассматривался как вспомогательный — его главной целью была закладка складов. Но, несмотря на это, Шеклтон включил в команду и научную группу для магнитных, геологических и биологических изысканий. 
    Шефом научной группы был геолог А. Стивенс, получивший также теологическое образование. 21-летний выпусник Кембриджа Коул, будучи биологом, стал по совместительству врачом. Священник шотландской епископальной церкви Спенсер-Смит заменил одного из членов команды, призванного на фронты Первой мировой войны. 
   Ещё трёх членов научной группы приняли в Австралии.


     Макинтош и основная часть команды прибыли в Сидней в октябре 1914 года и были неприятно удивлены тем, что экспедиционное судно было явно непригодно для плавания в Антарктику и нуждалось в ремонте. Шеклтон не слишком заботился о судьбе второго отряда, поэтому документы о передаче судна Моусоном даже не были оформлены должным образом. Макинтош забраковал большую часть закупленного провианта и снаряжения, особенно навигационного оборудования, непригодными были и жилые помещения. 
    Фактически оснащение экспедиции надо было начинать заново. Вдобавок, Шеклтон сократил бюджет отряда на 1000 ф.ст., поэтому Макинтошу пришлось срочно искать спонсоров и проводить экскурсии по судну, чтобы достать хоть какие-то деньги. Средств не хватало даже на жалованье команде и её проживание в Сиднее.
    Макинтошу пришлось решать все проблемы самостоятельно в условиях острой нехватки времени: Шеклтон уже отплыл в Антарктиду. Австралийские участники экспедиций Шеклтона и Скотта вошли в положение и помогли быстро собрать недостающие средства, однако в сложившейся ситуации, некоторые члены экспедиции уволились, и их пришлось в последний момент заменять молодыми людьми, не имевшими никакого опыта: второй механик А. Доннели служил на железной дороге и никогда не был в море, радистом вызвался быть 18-летний Л. Хук.
    Несмотря на все проблемы, «Аврора» отплыла 15 декабря 1914 года, пришвартовавшись в Хобарте 20-го. В Антарктиду отправились 24 декабря, на три недели позже, чем это было предусмотрено планом. Макинтош собирался расположиться на мысе Эванса, на базе экспедиции «Терра-Нова», поскольку рассчитывал найти там для «Авроры» надёжную зимнюю стоянку.
    Поскольку в инструкциях Макинтоша было указание, что Шеклтон начнёт пересечение Антарктиды в первый же сезон, он сразу же начал закладку новых складов на 79° (у скалы Блафф) и 80° ю.ш., полагая, что это будет тот минимум, который позволит последнему выжить после тяжелейшего перехода. 
    Сразу же начались конфликты. Неопытная команда не умела обращаться с ездовыми собаками и Э. Джойс, как самый опытный полярник в группе, советовал подождать хотя бы неделю до выхода и дать людям возможность приспособиться к месту. Макинтош заявил в ответ, что Шеклтон передал ему всю полноту власти; таким образом, мнение Джойса было проигнорировано.
    Отряд был разделён на три партии (по трое, не считая начальника), первая из которых выступила 24 января, прочие отправились на следующий день. Конфликт между Макинтошем и Джойсом продолжился, на сей раз из-за необходимости использовать собак при закладке склада 80° ю.ш. Взятые для транспортировки грузов тракторы не выдержали антарктического климата. В конечном итоге склады были заложены, но не удалось дотащить всех запасов — на обратном пути пали все 10 собак, взятые в дорогу. 
    Все три отряда соединились на мысе Хат 25 марта, измождённые и обмороженные, потеряв всякое доверие к Макинтошу как начальнику. Из-за состояния морского льда возвращение на мыс Эванса было невозможно, поэтому до 1 июня команда жила в старой хижине Скотта, питаясь почти исключительно пингвинами, используя для отопления и освещения жир.
    Уже после окончания экспедиции стало известно, что Шеклтон собирался дать Макинтошу инструкцию начинать работы только во второй сезон после зимовки, но по какой-то причине каблограмма в Австралию так и не была отправлена.



Команда «Авроры»

     Когда Макинтош начал походы, командиром «Авроры» официально стал Стэнхаус, хотя фактически он командовал ещё после выхода из Сиднея. 
     Его главной задачей был поиск зимней гавани между мысами Эванса и Хат, что было долгим и сложным делом. Наконец, 11 марта судно было заякорено у мыса Эванс, где ему предстояло вмерзнуть в лёд.
     В ночь на 7 мая 1915 года в сильный шторм «Аврора» вместе с ледовым полем была вынесена в океан. Неприятным моментом было то, что все зимовочные запасы для группы Макинтоша не были выгружены на берег. До 12 мая шторм даже не позволял людям выходить на верхнюю палубу, но 12-го была сделана попытка связаться с миром по беспроволочному телеграфу. Радиус его действия не превышал 300 миль, а до ближайшей станции на о. Маккуори было 1300 морских миль (2400 км), и поэтому все усилия Хука пропали втуне. 25 мая, когда «Аврора» дрейфовала вдоль побережья Земли Виктории, ледовые поля начали смыкаться вокруг судна, при этом вмёрзшие в лёд якоря грозили судну дополнительными разрушениями. Стэнхаус распорядился готовиться к высадке на лёд, однако опасность миновала. 
     Командир рассчитывал на то, что судно вынесет к Новой Зеландии, где можно будет пополнить запасы и в октябре вернуться на Мыс Эванса.
     К 9 июля скорость дрейфа возросла, усилились и подвижки пака. 21 июля «Аврора» оказалась в зоне сжатия, корпус выдержал, но руль уже не подлежал ремонту. 6 августа закончилась полярная ночь, судно дрейфовало на траверзе мыса Адэр, в 670 км от мыса Эванса. К 10 августа направление дрейфа сменилось на северо-западное, в среднем со скоростью 37 км в сутки. Далее дрейф замедлился, и Доннели предложил сделать некое подобие гигантского весла, чтобы направлять судно по выходу на открытую воду. 
     Работы были начаты немедленно. 25 августа Хук впервые смог поймать сигналы, которыми обменивались радиостанции о. Маккуори и Новая Зеландия. Позже были замечены разводья, но сильные штормы вновь сомкнули льды. 22 сентября «Аврора» миновала необитаемые острова Баллени, к тому времени уже 1300 миль отделяли её от Мыса Эванса. Команда была в превосходном состоянии духа, хватало тепла и удобств, неукоснительно отмечались праздники, в том числе Праздник Середины Зимы. Когда взошло солнце, на льду устраивали матчи по крикету и футболу. 
     21 ноября «Аврора» пересекла Южный полярный круг, но даже к Рождеству ледовые поля не пускали судно. Новый, 1916 год, команда «Авроры» встретила во льдах.
     Стэнхаус надеялся освободиться ещё в начале января, и после ремонта вернуться на мыс Эванса к концу февраля. Но ледовая обстановка была удручающей. Стэнхаус трезво рассудил, что, может быть, придётся зимовать ещё раз, и распорядился начать промысел пингвинов и морских животных. Лёд к тому времени подтаял, и перевозка туш была сопряжена с немалыми опасностями. Вдобавок, на 40-летнем судне разошлись швы обшивки, что изнуряло команду постоянной работой на помпах. 
     12 февраля очередное ледовое сжатие позволило судну сойти на воду, но уже 15 февраля льды вновь сомкнулись. Командир не хотел запускать машину из-за малого количества угля, но 1 марта, не желая зимовать, распорядился развести пары. Только 6 марта было замечено открытое море, а 14 марта 312-дневный дрейф был окончен в точке 64° 27’ю.ш.,157° 32’в.д.
     Задачей команды было сохранить судно и провести его в Новую Зеландию, чтобы вернуться на о. Росса следующей весной. «Аврора» плохо управлялась, и Хук возобновил попытки связаться с о. Маккуори, не зная, что радиостанция закрыта из-за экономии новозеландским правительством. 
     Только 23 марта удалось связаться с Новой Зеландией, а на следующий день и с Тасманией, что превышало возможности радиотехники того времени. Тем не менее, Стэнхаус отказался от помощи, не желая обременять и без того бедственные финансы экспедиции. Переменить решение пришлось 31 марта во время сильного шторма. Буксир Dunedin пришёл через два дня, а 3 апреля «Аврора» вошла в Порт-Чалмерс.
     Вернувшись на мыс Эванса, Макинтош обнаружил, что 10 человек его команды брошены на произвол судьбы, поскольку всё снаряжение, лыжи, нарты, провиант и топливо осталось на судне. У людей в буквальном смысле осталось то, что было надето на них. Дальнейшая судьба отряда зависела только от лидерских качеств Макинтоша и доверия к нему людей: было неизвестно, где находится экспедиционное судно и когда оно вернётся.
     Командир сразу ввёл режим строгой экономии и внимательно обследовал запасы, оставшиеся от старых зимовок Скотта и Шеклтона. Это позволило решить проблему одежды и обуви, необходимого инвентаря, а пищей и топливом по-прежнему служили пингвины и тюлени. Люди, как могли, пытались себя развлечь в полярную ночь: так, Джойс открыл Joyce’s Famous Tailoring Shop («Знаменитую портняжную лавку Джойса»), в которой перешивал старые палатки Скотта, а Уайлд создал курительную смесь Hut Point Mixture (опилки, чай, кофе и годные для сжигания пряности). 
     Теперь у команды были необходимые запасы и нарты для перевозок, чтобы заложить склады для Шеклтона, поэтому 31 августа 1915 года Макинтош объявил, что назавтра начинается новый поход на Юг.

   Макинтош распланировал работу в три этапа: весь груз в 3800 фунтов (1700 кг) надлежало перевезти от мыса Хат до скалы Блафф, а оттуда распределить по складам, начиная от существующего на 80° ю.ш., заложив новые «депо» на каждом градусе широты вплоть до горы Надежды на 83°30’ ю.ш. (Гора Надежды была открыта Шеклтоном в 1908 году. С нее открывался вид на ледник Бирдмора, тогда же на том месте Шеклтон заложил склад «D» для возвращения с Южного полюса.)
     Первый этап начался по плану 1 сентября 1915 года и без происшествий завершился 30 сентября. Второй этап проходил напряжённо: постоянно спорили Макинтош с Джойсом, погода мало благоприятствовала передвижению, а ледник изобиловал трещинами. Макинтош был убеждённым сторонником методов Скотта, когда все грузы перевозятся людьми, впряжёнными в сани, в то время как Джойсу помогали 6 собак (8 собак пережили зиму, но две суки были беременны и не могли использоваться в тягле). Поход к скале Блафф завершился 28 декабря.
     1 января 1916 года отказ примуса принудил группу Коула, Джека и Гейса вернуться на базу, хранителем которой оставался Стивенс, назначенный также следить за появлением судна. Пять человек в то время достигли горы Надежды, оставив по пути Спенсера-Смита (он был не в силах идти дальше, ему оставили маленькую палатку и велели ждать). Макинтош жаловался на боли в ногах, но группа упорно шла вперёд. По совету Джойса, люди сокращали рационы себе, но сытно кормили собак, поскольку это был единственный шанс выполнить задание и вернуться обратно.
      29 января отряд должен был забрать Спенсера-Смита. Он был настолько слаб, что пришлось положить его на сани. Сил Макинтоша уже едва хватало для самостоятельного передвижения. Фактическим главой отряда стал Джойс. Тем не менее, группа упорно шла на север, но 17 февраля была остановлена бураном в 16 км от склада Блафф — повторялась история группы Скотта в марте 1912 года Им пришлось неделю просидеть в палатке, при этом закончились запасы топлива и еды. Тогда Джойс, Ричардс и Хейвард рискнули пойти в метель за топливом и провиантом. Поход на 32 км занял неделю, инвалидов всё это время опекал Уайлд. 
      Возобновив поход в начале марта, экспедиционеры оказались в очень сложном положении: Хейвард не вынес перехода, а трое оставшихся на ногах были слишком слабы, чтобы тащить остальных. Тогда 8 марта Макинтош добровольно согласился остаться умирать, чтобы спаслись хотя бы двое. Однако 9 марта от цинги и общего истощения скончался Спенсер-Смит и был похоронен в леднике. Джойс и Уайлд 11 марта притащили Хейварда на мыс Хат, Макинтоша доставили 16 марта. 
     Поход продолжался 198 дней.
     Пятеро выживших поселились в хижине Скотта на мысе Хат, медленно восстанавливая силы тюленьим мясом. Ледовые условия в заливе препятствовали переходу, однако 8 мая Макинтош заявил, что они с Хейвардом пойдут на мыс Эванса, не обращая внимания на протесты товарищей. Они вышли в метель, и больше их никто не видел. После шторма Джойс нашёл их следы, обрывающиеся на битом льду. Очевидно, путники провалились сквозь молодой лёд или льдину с ними унесло в море. 
     Джойс, Уайлд и Ричардс прожили на мысе Хат до 15 июля, когда, наконец, воссоединились с группой на мысе Эванса.
     Задачей Стэнхауса в Новой Зеландии было изыскание денег на ремонт «Авроры» и поход к мысу Эванса для эвакуации оставшихся там людей. Это оказалось чрезвычайно сложным: известий от Шеклтона не поступало с декабря 1914 года, когда «Эндьюранс» покинул Южную Георгию, соответственно, было очевидно, что помощь требуется обоим отрядам экспедиции. Все средства, собранные для экспедиции, были уже исчерпаны, а других источников финансов не было. Частные жертвователи также не доверяли экспедиционерам из-за финансового хаоса, оставленного «Авророй» в Австралии. Наконец, правительства Великобритании, Австралии и Новой Зеландии согласились профинансировать ремонт «Авроры», но теперь она всецело находилась в распоряжении объединённого спасательного комитета.
     31 мая появились известия от Шеклтона, добравшегося до Фолклендских островов: ему было нужно спасать товарищей, оставшихся на о. Элефант (операция завершилась в сентябре), поэтому до Новой Зеландии глава экспедиции добрался только в декабре. Было уже поздно что-то менять: Стэнхаус и все офицеры были уволены с «Авроры» Объединённым комитетом, капитаном назначили Джона Кинга Дэвиса, служившего в экспедиции Моусона, и отказавшегося от предложений Шеклтона участвовать в Имперской экспедиции. 20 декабря «Аврора» вышла в море, достигнув о. Росса 10 января 1917 года. Партия на мысе Эванса ожидала увидеть Шеклтона с другой стороны света, и люди были страшно разочарованы тщетностью усилий и смертей. Дэвис потратил ещё неделю на безуспешные поиски Макинтоша и Хейварда, после чего 20 января «Аврора» ушла в Новую Зеландию, увозя на борту семерых выживших. Примечательно, что с ними вернулись трое собак, переживших все тяготы пути, они стали экспонатами Веллингтонского зоопарка.
      «Аврора» была продана Шеклтоном за долги угольной компании, для перевозок между Австралией и Южной Америкой. Стоимость сделки составила 10 000 ф.ст. Судно пропало без вести в январе 1918 года, на его борту по-прежнему служил боцманом Пэтон.
       На фоне событий Первой мировой войны возвращение членов экспедиции прошло незаметно для средств массовой информации, тем более, что люди возвращалась в Англию поодиночке, своим иждивением. Сам Шеклтон сумел провести короткое турне по США, и вернулся в Британию 29 мая 1917 года, что прошло почти незамеченным. В декабре 1919 года была опубликована книга «Юг» о злоключениях экспедиции, но и она не вызвала интерес современников.
      Эрнест Уайлд, как и другие выжившие члены команды, был призван на военную службу. Он скончался на Мальте 10 марта 1918 года. Маккарти и Читэм были убиты на фронте. Джойс и Ричард были награждены Медалью Альберта за свои заслуги только в 1923 году, уже после смерти Шеклтона, тогда же посмертно были награждены Уайлд и Хейвард. Радиотелеграфист Хук, усовершенствовавший связь во время дрейфа «Авроры», был принят на работу в компанию Amalgamated Wireless Australasia Ltd, прославился многими технологическими разработками, за которые в 1957 году был возведён в рыцарское достоинство. В 1962 году он стал исполнительным директором этой компании.
      Блестящий проект трансантарктического похода явно провалился. Экспедиция считается последним великим путешествием «Золотого века полярных исследований», использующим технологии XIX века, когда ограниченная в ресурсах команда была полностью отрезана от внешнего мира. Далее в антарктических экспедициях использовались принципиально иные технологии и средства связи. Антарктический материк был пересечён только в 1958 году экспедицией Британского содружества по маршруту Шеклтона от залива Фазеля до острова Росса за 98 дней, с использованием гусеничных транспортёров и ледовой разведки с воздуха.



Категория: Имена и события | Добавил: Geo (03.02.2012)
Просмотров: 782 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]