Приветствую Вас Гость!
Четверг, 21.06.2018, 06:28
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

Наши НОВОСТИ

Конкурс

Учитель географии

Учитель географии

Мини-чат

Для добавления необходима авторизация

Форма входа

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Поиск

Рекомендую:

Гости сайта



free counters
Free counters

Наша кнопочка

Учитель географии

Каталог статей

Главная » Статьи » В мире интересных фактов » Имена и события

Эрнест Генри ШЕКЛТОН

     30 сентября «Эндьюранс» перенёс тяжелейшие ледовые сжатия за всё время экспедиции и Уорсли сравнил корпус корабля с «воланом, который перекидывают дюжину раз». 
     24 октября сильный напор льдов со штирборта привёл к разрушению деревянной конструкции и образованию пробоины. На лёд были выгружены припасы и три шлюпки. 
     Трое суток команда боролась за жизнь корабля, откачивая из трюмов воду при −27 °C. 27 октября Шеклтон распорядился начать эвакуацию на лёд. 















 
    Разбитый «Эндьюранс» во льдах.




























    Судно находилось в точке 69°05’ю.ш., 51°30’з.д. Обломки держались на плаву ещё несколько недель, что позволило извлечь множество оставленных вещей, в том числе фотокамеры Хёрли и 550 отснятых фотопластинок. Из-за огромного веса пришлось отобрать только 150 наиболее удачных, а остальные бросить.
 
    После гибели корабля не могло быть и речи о пересечении континента: команде предстояло выжить. 
     У Шеклтона было несколько вариантов маршрута, но особенно его привлекал остров Робертсона, откуда можно было добраться до Земли Грэма и китобойной базы в заливе Вильгельмины. Уорсли рассчитал, что команде предстоит преодолеть около 700 км, причём считал необходимым дождаться лета, чтобы можно было двинуться на лодках. Шеклтон отверг это предложение.
     Поход по дрейфующим льдам начался 30 октября 1915 года, причём две из трёх шлюпок погрузили на сани. 
    Ледовая обстановка непрерывно ухудшалась. 
    По словам Хёрли, «это был сплошной лабиринт валов и торосов, в котором едва можно было найти ярд ровной поверхности». 
    За три дня удалось преодолеть всего 3 мили, после чего 1 ноября Шеклтон объявил остановку: предстояло дождаться таяния льдов. 
     Лагерь на льду получил название Ocean Camp, причём находился в виду обломков «Эндьюранса», который окончательно затонул 21 ноября.


Фрэнк Хёрли и Эрнест Шеклтон (справа) в Океанском лагере.


    Дрейф проходил в северо-восточном направлении со скоростью 7 миль в сутки, при этом лагерь уносило от потенциальных мест спасения. Это побудило Шеклтона 21 декабря объявить о начале второго похода, который начался 23 декабря.   
    Поход оказался чрезвычайно тяжёлым: люди проваливались в снег по колено, постоянно приходилось пересекать гряды торосов. 27 декабря взбунтовался плотник Гарри Макниш, кота которого Шеклтон застрелил в октябре. 
    Плотник заявил, что, по Морскому уставу, он является моряком только на борту судна и после гибели «Эндьюранса» не обязан повиноваться командиру. Его удалось утихомирить, но Шеклтон не забыл этого эпизода: несмотря на огромный вклад в спасение команды, который Макниш совершил позднее, он не был представлен к награде. 
     29 декабря Шеклтон обнаружил, что за неделю каторжного труда команда продвинулась всего на 7,5 миль (12 км), и с такой скоростью понадобится не менее 300 дней, чтобы достигнуть земли. После этого был основан «Лагерь Терпения» (англ. PatienceCamp), в котором команда провела более трёх месяцев.
    Вскоре начала ощущаться нехватка продовольствия: всё, без чего можно было обойтись, было оставлено в Океанском лагере. 
    Харли и Маклин были отправлены за продовольствием. 
    2 февраля 1916 года Шеклтон направил большой отряд, чтобы забрать побольше запасов и третью шлюпку, которую было бросили. Основой рациона стала тюленина, но из-за наличия множества собак мяса отчаянно не хватало. Поэтому 2 апреля начальник распорядился пристрелить всех оставшихся ездовых животных. Собачина обеспечила людей дополнительной пищей.
    Дрейф проходил неровно, 17 марта лагерь пронесло через широту острова Паулет, но 60-ю милями восточнее, а лёд был настолько изломан, что шансов дойти у команды не было. Теперь все надежды Шеклтона были обращены на остров Элефант, расположенный в 160 км к северу. Шеклтон думал и о достижении Южных Шетландских островов, иногда посещаемых китобоями, но все эти маршруты требовали опасного перехода в шлюпках по ледяному морю.
8 апреля льдина, на которой располагался лагерь, раскололась, причём палатки и запасы оказались на меньшей части льдины, продолжавшей разрушаться. Команда срочно начала грузиться на шлюпки, уже подготовленные к подобному событию. Шлюпки окрестили в честь спонсоров экспедиции: «Джеймс Кэйрд», «Дадли Докер» и «Стэнкомб Уиллс». Утром 9 апреля был спущен на воду «Дадли Докер», а через четыре часа на плаву были уже и две оставшиеся шлюпки. Шеклтон командовал «Джеймсом Кэйрдом», Уорсли — «Дадли Докером», командиром «Стэнкомба Уиллса» формально был назначен штурман Хадсон, но из-за его психического состояния фактически на шлюпке распоряжался Крин. Теперь целью Шеклтона был о. Десепшен, где имелась возведённая китобоями деревянная церковь, из материала которой можно было построить судно.
     Переход осуществлялся медленно: море было забито льдами, из-за чего экспедиционеры часто вытаскивали шлюпки на лёд и ожидали улучшения обстановки. Шеклтон, заколебавшийся было в выборе маршрута, наконец, решился плыть до Залива Надежды. Однако голод, температура воздуха −30 °C и невозможность укрыться от солёной воды принудили его дать команду идти на о. Элефант, как единственно возможное для них убежище.
     14 апреля они достигли юго-восточного побережья острова, но не смогли высадиться из-за крутых скал и обрывистых ледников. 15 апреля Шеклтон добрался до северного побережья и обнаружил узкий галечный пляж, на который смогли высадиться люди со всех шлюпок. Вскоре выяснилось, что в этих местах очень высокие приливы и гавань не гарантирует безопасности. 
     16 апреля Уайлд с командой «Стэнкомба Уиллса» исследовал побережье в поисках подходящей гавани, которая и была обнаружена всего в 7 милях (11 км). Новый лагерь получил название Point Wild («Мыс Дикий» и одновременно «Мыс Уайлда»).
     Остров Элефант был бесплодным и необитаемым местом, расположенным вдалеке от судоходных трасс. Шеклтон не сомневался, что поисковым отрядам даже не придёт в голову туда заглянуть; это означало, что дело спасения с этого момента становится задачей самой команды. 
     Перезимовать на острове было можно: хотя и лишённый растительности, он имел вдоволь пресной воды, а также тюленей и пингвинов как главного источника пищи и топлива. Однако состояние людей быстро ухудшалось, как в физическом, так и в психическом плане, а постоянные штормы сорвали одну из палаток во временном лагере, и угрожали остальным. В этих условиях Шеклтон решил взять с собой небольшую команду на одной шлюпке и идти за помощью. 
     Ближайшим обитаемым местом был Порт-Стэнли, до которого было 540 морских миль (1000 км), но преобладающие западные ветра делали его фактически недостижимым. Более доступным был остров Десепшен, расположенный к востоку; хотя и необитаемый, он посещался китобоями, а Британское Адмиралтейство устроило там склад специально для потерпевших кораблекрушение. 
     После долгих дискуссий между Шеклтоном, Уорсли и Фрэнком Уайлдом, Шеклтон решил идти на китобойную базу на Южной Георгии, расположенной в 800 морских милях (1520 км). Её предстояло достичь на одиночной шлюпке в условиях приближающейся полярной зимы. В случае везения, если море будет свободным ото льда, и выживет шлюпочная команда, Шеклтон рассчитывал добраться до помощи примерно за месяц.


    «Джеймс Кэйрд», китобойный вельбот, лишенный палубы, был построен по чертежам Колина Арчера. Длина его достигала 6,9 м. Плотнику Макнишу предстояло сделать шлюпку более мореходной, располагая только тем имуществом, которое было у экспедиционеров. 
     Макниш надстроил борта и сделал из парусины чехол, заменивший палубу. 
     Для достижения водонепроницаемости швы были обработаны тюленьей кровью в смеси с масляной краской.
    С «Дадли Докера» сняли мачту и сделали из неё фальшкиль, как для увеличения остойчивости, так и чтобы сделать корпус более крепким. Для улучшения остойчивости в шлюпку положили «длинную тонну» (1016 кг) балласта.
     В шлюпку загрузили припасы, предназначенные для трансантарктического похода: галеты, пищевые концентраты, сухое молоко и сахар. Пресную воду залили в две 18-галлонные бочки (одна из которых была негерметичной). Пищу готовили на двух примусах.
     С собой Шеклтон брал шестерых людей, полностью доверяя только Уорсли и Крину, проверенным в экспедициях Скотта. Прочие были добровольцами: вызвались идти Винсент и Маккарти, а также плотник Макниш. К. Алекзэндер полагала, что Шеклтон хотел держать главных смутьянов под своим контролем. Штурманом вызвался быть Уорсли.





Категория: Имена и события | Добавил: Geo (03.02.2012)
Просмотров: 1056 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]